Информация

Все материалы, находящиеся на данном сайте, были найдены в сети интернет как свободно распространяемые или присланы различными пользователями.

 При копировании материалов сайта ставьте, пожалуйста, активную обратную ссылку, и копируйте на здоровье ;)

Контакты
Карта сайта

 

 

Заявление о выходе из СНТ

Как правильно написать заявление о выходе из товарищества и составить грамотный договор об общих объектах. Какими законами следует пользоваться и куда можно обратиться дачнику за юридической помощью

Ответ в двух частях:

Часть 1. Садово-дачные диссиденты

Часть 2. Договор с индивидуалом

1. Садово-дачные диссиденты

Вот уже более шести лет действует Федеральный закон РФ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" от 15.04.98 г. № 66-Ф3 (с изменениями от 22.11.2000 г. № 137-Ф3, от 21.03.2002 г. № 31-Ф3, от 08.12.2003 г. № 169-ФЗ).

Также уже более шести лет действует и статья 8 этого закона, которая называется "Ведение садоводства, огородничества или дачного хозяйства в индивидуальном порядке" и является самой "любимой" в наших судах.

По сути дела эта статья есть ни что иное, как возведенная в закон воля садово-дачно-огородных инакомыслящих, которые почти постоянно находятся в оппозиции к правлению и председателю и своими действиями портят им нервы.

Отношение к этой статье у разных садоводов и дачников, скажем прямо, весьма не однозначное.

Некоторые председатели садоводческих и дачных объединений считают появление подобной статьи в законе очень вредной ошибкой, приводящей к развалу садоводческих и дачных объединений и к бесконечным мытарствам по судам. Им было бы гораздо проще и удобнее руководить, если бы все садоводы и дачники были по-прежнему безропотно послушными, "ходили бы только строем" и "только туда, куда им скажут". А еще лучше: держать каждого на своем "коротком поводке". Чуть посмотрел не в ту сторону и - сразу: "К ноге!". По мнению таких председателей скандальную статью 8 следует из нашего Закона изъять как можно скорее, исключив тем самым правовую основу для подобных судебных споров. При этом принцип добровольности членства мог бы, по их мнению, по-прежнему выполнять роль фигового листочка или декоративной ширмы, за которой в действительности этой самой добровольности никогда не было вообще.

С точки зрения инертно-послушного большинства садоводов и дачников наличие статьи 8 нашего Закона гораздо более полезно, чем вредно, так как она выполняет роль щуки в пруду, то есть, "чтобы карась не дремал".

С точки зрения садоводов и дачников, не очень желающих стричься под одну общую гребенку, статья 8 нашего Закона - это глоток чистого юридического воздуха и садово-дачной Свободы от самодурства и произвола некоторых председателей и послушных им правлений.

С моей личной точки зрения: сама статья о юридической возможности вести садоводство, огородничество и дачное хозяйство в индивидуальном порядке на территории соответствующего объединения в нашем Законе необходима, но ее содержание следует существенно изменить.

Чтобы определиться с вопросом о целесообразности наличия в нашем Законе статьи 8 про индивидуалов, надо понять, что является причиной, а что следствием, т.е. что первично, а что вторично. Говоря иначе: статья 8 порождает идивидуалов или индивидуалы возникают и существуют сами по себе, а статья 8 старается отношения с ними регулировать на основании Закона?

Откуда юридически берутся индивидуальные садоводы и дачники на территории садоводческих и дачных объединений? Таких ситуаций может быть много. Вот только некоторые из них:

1) Исключение из членов за какие-то провинности, при этом земельный участок и (или) дом находятся в собственности исключенного и он продолжает ими по-прежнему пользоваться;

2) Приобретение (т.е. покупка, получение в дар или по наследству) садового или дачного участка и (или) строений и категорический отказ новых собственников подавать заявление о вступлении в члены, платить вступительный и другие взносы, мотивируя тем, что если садовое или дачное объединение действительно добровольная организация, то в нее можно вступать только по собственному желанию, которого у нового собственника пока нет;

3) Отказ по каким-то причинам общего собрания о приеме в члены садовода или дачника, который приобрел в собственность на законных основаниях садовый (дачный) участок и (или) строения на нем;

4) Невозможность приема желающих вступить в члены товарищества, по причине многолетнего отсутствия кворума для проведения полномочного общего собрания. Особенно это актуально для крупных садоводческих и дачных объединений, которые пока еще ни вписали в свой Устав такой институт, как собрание уполномоченных с правом решать вопросы о приеме в члены объединения;

5) Различные бракоразводные, наследственные и иные судебные ситуации, когда на одном участке при одном ранее существовавшем члене объединения возникают на законных основаниях еще другие сособственники, которые не являются членами и ведут садоводство или дачное хозяйство в индивидуальном порядке на этом же не разделенном участке;

6) Добровольный выход из членов объединения по собственному желанию, который в соответствии с подпунктом 9 пункта 1 статьи 19 нашего Закона может осуществляться "с одновременным заключением с таким объединением договора о порядке пользования и эксплуатации инженерных сетей, дорог и другого имущества общего пользования".

Что касается порядка осуществления добровольного выхода из членов садоводческого или дачного объединения, то в нашем Законе об этом пока ничего не записано. А это означает, что каждое садоводческое или дачное объединение имеет право в своем Уставе подробно расписать эту процедуру.

Вероятно, бесспорным является начало выхода путем подачи письменного заявления о добровольном выходе. Во избежании, каких-либо фальсификаций, я считаю, что подпись добровольно выходящего члена объединения желательно заверить печатью и подписью председателя или нотариально. А вот далее законодательная судьба этого заявления довольно туманна. Надо или нет рассматривать это заявление о добровольном выходе на общем собрании и принимать соответствующее решение?

С одной стороны, вроде бы да, так как согласно подпункта 1) пункта 1 статьи 21 нашего Закона вопросы приема и исключения из членов объединения отнесены к исключительной компетенции общего собрания (собрания уполномоченных).

Но здесь мы спотыкаемся на толковании слова "исключение". Включает ли оно в себя понятие "добровольный выход" или нет? Безусловно, что исключение по инициативе объединения, при отсутствии заявления исключаемого, должно быть обязательно рассмотрено на общем собрании. А нужно ли заявление о добровольном выходе обязательно рассматривать на общем собрании и зачем? Если объединение - организация добровольная, то имеет ли право общее собрание отказать в выходе из объединения своему члену, который НЕ ЖЕЛАЕТ быть больше членом этого объединения? Я считаю, что нет. А в таком случае нет никакой необходимости в рассмотрении таких заявлений ни на общих собраниях и, тем более, на правлениях. Я считаю, что в тексте такого заявления должны быть примерно такие слова: "Ставлю объединение в известность, что с такого числа я добровольно из членов такого объединения выхожу". Говоря юридическим языком, порядок выхода из членов должен быть уведомительным, а не разрешительным.

Но на этом законодательные закорючки не кончаются, а только начинаются. Дело в том, что согласно выше процитированному подпункту 9 пункта 1 статьи 19 нашего Закона ОДНОВРЕМЕННО с добровольным выходом должен быть заключен Договор "о порядке пользования и эксплуатации инженерных сетей, дорог и другого имущества общего пользования". А вот этой одновременности достичь почти никогда не удается, так как вопрос сразу упирается в конкретные условия этого договора. Стороны, как правило, выдвигают взаимонеприемлемые требования, вопрос переходит в суд и затягивается на годы. Можно ли считать все это время подавшего заявление о добровольном выходе по-прежнему против его воли членом объединения? Я считаю, что нет, так как это будет нарушать принцип добровольности объединения, а из этого следует, что норму закона об одновременности добровольного выхода и заключения договора следует из нашего Закона исключить, как практически не выполнимую. Но дело не только в практической невыполнимости, но и в юридической противоречивости статье 445 ГК РФ, о чем будет сказано ниже.

Кроме этого, для садоводческих, огороднических и дачных товариществ (в отличие от кооперативов и партнерств) очень часто данный договор невозможно заключить не только одновременно, но и вообще, так как сформулированный в Законе предмет данного договора (порядок пользования и эксплуатации имущества общего пользования) оказывается для данных сторон договора юридически абсурдным в 99% конкретных случаев. В подавляющем большинстве случаев общее имущество это собственность не юридического лица (т.е. не товарищества), а его членов, в том числе, возможно, и того, что желает выйти из членов товарищества добровольно. Образно говоря, возникает абсурдная ситуация, когда "битый не битого везет", т.е. не собственник имущества (товарищество) вроде в силу закона будет заключать договор с одним из возможных сособственников о порядке пользования и эксплуатации общим имуществом?!?!?!

Также может возникать юридический казус по статье 445 ГК РФ "Заключение договора в обязательном порядке" для лиц добровольно выходящих (но не для других индивидуалов!). Суть его заключается в том, что наше гражданское законодательство допускает обязательность заключение договора только для одной из сторон, но не для двух сразу, как получается в этом случае. Это следует из сопоставления абзаца третьего пункта 2 статьи 8 и выше процитированного подпункта 9) пункта 1 статьи 19 нашего Закона.

О том, как все-таки найти юридический выход из этого правого лабиринта, читайте в нашем следующей публикации: "Договор в индивидуалом".

 О. Н. Афанасьев, Президент Межрегиональной садоводческой ассоциации "Садовод и закон"
 


 
Rambler's Top100